Сергей Шойгу потрогал Алексея Кудрина за больное место либерализма

В обычно мертвом и пустом общественном пространстве Северной Евразии произошла мимолетная, но интересная пикировка российского "наполеона" Сергея Шойгу и "лучшего министра финансов" (с приставкой уже экс) всех времен и народов Алексея Кудрина. Несмотря на мантры о тупости российских вахтеров, тувинский "мольтке" ловко срезал предводителя либеральных команчей.
24.09.2019
Словесную перестрелку первым начал мужчина в фуражке, дав первое за последние годы обширное интервью российкому СМИ:

— Ваш бывший коллега по правительству и нынешний глава Счетной палаты Алексей Кудрин периодически выступает с тезисом о том, что нынешний уровень оборонных расходов и расходов на ОПК является неподъемным бременем для экономики России. Что вы об этом думаете?

— В советское время было такое произведение у Михаила Михайловича Жванецкого. Дословно я его не вспомню. Но смысл заключался в том, что колбасы у нас мало, а нас много. Штанов мало, а нас самих много. Мыла у нас мало, а нас много. Вывод: нас должно меньше быть. Стенания на тему, что у нас раздутый оборонный бюджет, построены, как мне представляется, на очень схожей логике. Надо бояться не больших расходов, а маленьких доходов, и именно над этим надо работать нашим экономистам.

Бросок камня в Кудрина достиг своей цели. Либеральный страус засунул голову в песок и был даже удивлен подобным азиатским коварством:

Председатель Счетной палаты Алексей Кудрин написал в Twitter, что его удивило интервью главы Минобороны России Сергея Шойгу. По словам господина Кудрина, он уже говорил, что не видит необходимости в дальнейшем снижении оборонного бюджета.

«Почитал СМИ и удивился. Президент уже привел расходы на оборону к разумной величине. Я говорил, что дальнейшее снижение не требуется для решения задач обороны. Теперь цель — эффективность»,— написал глава Счетной палаты.


Ключевой тут является сентенция Шойгу про "маленькие доходы". В принципе, сермяжная правда в этом есть. Не бывает слаборазвитых или бедных стран с сильной армией и развитой военной промышленностью. Тут или все сводится к уровню экономической целесообразности, либо в остатке имеем формально крупную, но бесполезную и отсталую армию-пешмергу (например, как в эпоху Николая I).

А РесФед надежно встроен в мировую глобальную экономику именно как поставщик сырья и полуфабрикатов, то есть, занимает достаточно низкое и подчиненное положение в "мировом разделении труда". У несуверенных территорий-поставщиков сырья в нашем мире обычно не бывает раздутых военных "надстроек". Безусловно, какие-то армии, спецслужбы и все такое есть, но по большей части это карнавальное явление весьма локального масштаба:



Сходить на парады, устроить небольшой дворцовый переворот или перестрелку с конкурирующими драгдилерами — нет проблем. Максимум-максимумов — это подавление внутренних бунтов (если вооруженных, то уже возникают проблемы) и крайне редко — попытки решения межгосударственных споров уровня "батальон на батальон". Бывают исключения, когда какая-нибудь тропическая диктатура вдруг закупает гору оружия, обвешивает им местных обезьян, но при первом же реальном боестолкновении все это бежит, ломается и исчезает.

А вот у Ресурсной Федерации все внешне всерьез, а не понарошку. И военная истерика ("щаз придумаем новую ракету, чтобы пендосы испугались"), и довольно еще внушительные остатки полуржавого советского хлама, и неуемное бряцание оружием вкупе с готовностью залезть в любую дыру на планете. Встает закономерный вопрос, а зачем сырьевому "государству" с достаточно низкомаржинальной экономикой вся эта нагрузка? Для чего? С кем РесФед собрался воевать? С США? Смешно. С Турцией? С Эстонией? С Украиной?

Поэтому надо признать, что РФ устроена довольно специфично и не имеет прямых аналогов среди несуверенных сырьевых локаций. Она одновременно и сырьевая, и военная колония Европы (Аскариленд). Вследствии чего структурно РФ представлена двумя контурами. Один, условно назовем его "либеральным" — это построенный еще при СССР огромный топливно-энергетический комплекс (ТЭК). Это экономический поплавок Северной Евразии. К нему примыкают нефтехимические, минерально-сырьевые, металлургические и горнорудные бизнесы, которые ориентированы по большей части на экспорт. Производными от этого контура являются финансово-банковская сфера, в значительной степени девелопмент, ритейл и отчасти сфера услуг (прежде всего, в Москвабаде и крупных городах-миллионниках).

Для представителей этого контура все эти "военные" или "государственные" расходы представляются малосодержательной чушью. Задача ведь проста и понятна: достал ископаемое дерьмо из земли, перегнал его эльфам, получил валюту, которую затем вывел обратно же к эльфам, а у них взял кредит, чтобы внутри страны не отняли конкурирующие банды силовиков-митраистов. Чтобы такая убогонькая система работала, внутри РФ насаждается режим "работающей бедности" с неизбежными низким уровнем эффективности труда и ответственности. Но иное и не нужно. ТЭК и смежные с ним сектора (металлургия, нефтехимия, минеральные удобрения, горнорудная отрасль) занимают от силы 5-7 миллионов человек, которые дают до 80% валютной выручки РесФеду. Что еще нужно?

И вот на этом фоне, пожалуйста: 2,8 триллиона рублей (из 18 триллионов расходной части федерального бюджета) — на "национальную оборону", более 1 триллиона рублей — на пенсии военнослужащим и приравненным к ним, еще 2,6 триллиона рублей — на денежное довольствие военнослужащим и приравненным к ним и так далее. В совокупности до 65-75% расходной части федерального бюджета уходит на силовиков, ВПК, оборону, а также государственный аппарат. Поэтому нападки российских "либералов", обслуживающих "сырьевой" контур, на эти "ненужные расходы" вполне понятны. Все эти деньги можно собрать и вывести из страны!

Поэтому в "противостоянии" кегебистов-либералов и митраистов последние вынужденно играют роль "патриотов". Сергей Шойгу представляет интересы второго контура РесФеда — ВПК, армии, силовиков-митраистов, вахтеров всех возможных мастей и окрасов. В РФ общее поголовье "силовиков" достигает, по самым скромным оценкам, 8-10 миллионов человек. Как правило, это молодые и среднего возраста мужчины, не занятые никаким производительным трудом.

2,6 миллиона человек непосредственно числятся в МВД, Росгвардии, МЧС, ФСИН, ССП, ФСБ (с учетом Пограничных войск), ФСО, СВР, Таможенной службы, Следственном комитете РФ, прокуратуре, миграционной службе и так далее. В армии с учетом гражданских служащих насчитывается около 1,6 миллиона человек (цифры там гуляют), а еще не менее 4-5 миллионов вахтеров сконцентрированы в бесчисленных ЧОПах, вневедомственной охране и "армиях" крупных корпораций. Это Газпром, Роснефть, Транснефть. Кстати, свои "воинства" и спецслужбы есть у Сбербанка, ВТБ, РЖД, Росатома и так далее (практически у каждой госкорпорации, федерального министерства или службы!). 

Все это впечатляющее стадо "охранителей" надо кормить, одевать (спецодежда и форменная одежда), лечить и оплачивать. Причем по формуле "не ниже, чем в среднем по стране":

Зарплаты по армии в среднем в 2019 году достигнут 45-46 тысяч рублей: рядовой с учетом премий и доплат получает от 25 тысяч рублей, сержант-командир отделения — более 50 тысяч рублей, замкомвозвода — более 60 тысяч рублей. Примерно такие же расценки или чуть выше царят в Росгвардии.

То есть, откромленный путиноид с автоматом и дубинкой получает за свой "труд" больше, чем работяга на большинстве региональных заводов в РФ! При этом на пенсию (которая у него в среднем в 2-2,5 раза выше, чем у остальных граждан - около 25-35 тысяч рублей) он будет иметь право выйти не в 65, а в 45 лет!



Ко всему этому можно прицепить впечатляющую "черную дыру" ВПК и многочисленных госкорпораций (Ростех, ОАК, ОСК, Роскосмос, Росатом и так далее), в которую путинский режим закачивает деньги, но они почему-то не приводят к финансовому благополучию этих отраслей. Более того, все они погрязли в огромных долгах: на лето текущего года совокупный долг предприятий только военно-промышленного комплекса превысил 2 триллиона рублей! И вице-премьер правительства РФ Юрий Борисов предложил списать сразу треть от этих долгов. Ну а что такого? Говорите, ВПК — драйвер экономики? Тогда платите.

Понятно, что у "либералов" тоже рыло в пушку — ЦБ РФ выделил около 2,5 триллионов рублей за последние несколько лет в совокупности на поддержку банков и выплаты вкладчикам разорившихся, но и "охранителей" Кремль не забывает. В 2016-2017 годах Минфин потратил на досрочное погашение кредиторской задолженности военных заводов и корпораций около 1 триллиона рублей. Но конца и краю этому забегу нет... Точнее, он есть и на него прямо указал Сергей Шойгу.

ТЭКа и связанные с ним отрасли удерживать весь этот евразийский шизофренический паноптикум на плаву смогут лишь при двух условиях:

— относительно высоких ценах на углеводороды и другое сырье и полуфабрикаты (цветные и черные металлы, удобрения, лес, руда и так далее);

— низкой себестоимости добываемых ресурсов.

15 лет назад нефть на мировом рынке стоила 100-130 долларов, а себестоимость ее добычи в РФ колебалась в коридоре от 2-5 до 10-15 долларов за баррель. Даже имея скверное и чудовищно несправедливое распределение такой "природной ренты", путинский режим все равно обеспечивал постепенный рост уровня жизни туземного населения. Но с 2015 года что-то "поломалось".

Сейчас нефть стоит около 60 долларов, но ее себестоимость уже подкралась к 25-30 долларам за баррель в среднем. И в ближайшие годы эти цифры будут лишь расти: ведь нужно запускать новые месторождения, строить новую инфраструктуру, а это стоит миллиарды и десятки миллиардов... долларов! Купировать все это лишь очередным обесцениванием рубля практически невозможно.

Если в 2011-2013 годах доходы РФ от экспорта одной только нефти доходили до 170-190 миллиардов долларов, то в 2016-2018 годах они варьировали в коридоре 80-120 миллиардов долларов. Схожая картина и по газу: в 2011 году доходы от его экспорта составили 58,5 миллиарда долларов, а в 2017 году — 38 миллиардов долларов (в критическом 2016 году они были на уровне чуть более 33 миллиардов долларов). Сейчас, несмотря на довольно комфортные цены на углеводороды, Путинленд "не добирает" от 70 до 100 миллиардов долларов ежегодно! Прореху латают как могут. Например, ограничили импорт продовольствия (он упал в 2013-2017 годах с 44 до 20 миллиардов долларов, но уже в 2018 году снова предательски вырос до почти 30 миллиардов долларов). В стране повышен на 10% (на два процентных пункта) НДС, в 3-4 раза увеличены акцизы на ряд товаров, начата реформа по постепенной отмене большей части пенсий (у военных и госслужащих она пока остается).

Но с нефтедобычей все крайне сложно. Все данные по себестоимости, конечно, оценочные, поскольку точные цифры являются засекреченными. Однако, есть косвенные данные, которые позволяют судить о реальном состоянии дел в этой ключевой отрасли экономики Северной Евразии. Все российские компании последние пару лет как заведенные требуют от государства все новых и все более крупных налоговых льгот на разработку и освоение новых месторождений, поскольку на большинстве зрелых добыча падает в среднем в год на 3-5%, а в ряде случаев и больше.

В этом году "Газпромнефть" для снижения темпов падения объемов добычи на своей части Приобского месторождения потребовала до 140 миллиардов рублей налоговых льгот на 10 лет, а Роснефть — 460 миллиардов рублей. Для нефтедобычи на шельфе Арктики Роснефти нужны льготы в размере... 2,6 триллионов рублей!

Основная нагрузка по льготам ляжет на федеральный бюджет, в который поступают доходы от НДПИ, говорит главный научный сотрудник Института социального анализа и прогнозирования РАНХиГС Наталья Зубаревич. $10 млрд, или 600 млрд руб., – это дополнительные доходы бюджета от повышения НДС в 2019 г., замечает главный экономист Альфа-банка Наталия Орлова. Увеличение займов, чтобы возместить выпадающие доходы, приведет к росту цены нефти, при которой бюджет сбалансирован, с $50 до $55, подсчитала она, это создает финансовые риски. Власти повысили налоги на всю экономику, что привело к ее замедлению, а теперь обсуждают льготы нефтяникам, удивляется Орлова.

Причем это лишь начало процесса. Чем сильнее истощаются старые месторождения нефти, тем выше растут аппетиты сырьевых компаний. Напомним, что даже самые успешные "частные" углеводородные проекты в РесФеде, навроде "Ямал СПГ" НОВАТЭК потребовали серьезных льгот и инвестиций со стороны федерального бюджета, а также кредитов от госбанков (всего на сумму около 8-9 миллиардов долларов из общих затрат более 25 миллиардов долларов). Подобное "частно-государственное" партнерство успешно продолжается:

НОВАТЭК получит 40 млрд руб. налоговых вычетов из бюджета Ямала. Компании нужны деньги на строительство терминала «Утренний» для второго СПГ-завода. Оставшиеся 100 млрд руб. выделит федеральный бюджет.

Возникает вопрос, а кто будет в 20-х годах оплачивать триллионные инвестиции и льготы в падающий нефтегазовый сектор РФ? Ведь если этот поплавок утонет (в финансовом плане, разумеется), то на что прикажете содержать раздутое стадо силовиков и сонм госкорпораций, генерящих исправно убытки и огромные долги? Пока путинское государство судорожно занимается "инвентаризацией" нефтяных месторождений, у либералов есть уже готовый ответ на этот вопрос: население. Именно оно и будет все оплачивать.

В 2020-2022 годах Минфин РФ компенсирует снижение налоговой нагрузки на нефтегазовый сектор вполне ожидаемо:

Минфин России представил основные параметры федерального бюджета на 2020-22 гг. Согласно проекту, который опубликован на сайте ведомства и до 30 сентября поступит на утверждение в Госдуму, в предстоящие три года правительство намерено сократить налоговую нагрузку для нефтегазовых компаний и резко увеличить сборы со всех секторов экономики.

В 2020 году Минфин намерен собрать в бюджет 20,363 триллиона рублей - на 410 млрд рублей больше, чем в текущем году. В 2021-м запланирован рост доходов еще на 883,6 млрд рублей, а в 2022 - на дополнительные 811,7 млрд рублей. Новые поступления, согласно бюджету, целиком и полностью лягут на плечи несырьевого сектора экономики. Сборы нефтегазовых налогов в следующем году планируется сократить почти на 5%, или 373,2 млрд рублей (до 7,472 трлн рублей).

Несмотря на плавный рост в последующие два года - на 258,4 млрд рублей - в бюджете-2022 денег от продажи углеводородов будет меньше, чем в бюджете-2019 (на 115 млрд рублей). В пересчете на размер экономики налоговое бремя для нефтегазовой отрасли упадет почти на 17% - с 7,2% до 6% ВВП. Причина - в масштабных льготах, которых добились нефтяники, а также в ожидаемом снижении цен на нефть и газ, объясняет Минфин. В проект заложили баррель по 55-57 долларов и почти 20-процентный обвал стоимости российского газа в Европе (с 226 до 179 долларов за тысячу кубов)
.

За налоговые льготы для нефтяных генералов платить будут ошметки реальной российской экономики. При этом ситуация хреновая, ибо Минфин намерен даже начать сокращение низового госаппарата. О том, что путинская "милитаризация" де-факто уже закончилась (несмотря на рев пропаганды), наш блог неоднократно писал и это в первую очередь выливается в сокращении гособоронзаказа. Остается лишь последний вопрос, с которого и началась пикировка Шойгу с Кудриным: удастся ли спасти силовиков от финансовой децимации? Сможет ли население РФ без существенного сокращения расходов на карательные органы и многомилионную свору дармоедов-силовиков профинансировать решение проблем нефтедобывающих "игорей ивановичей"?

Ведь планы Минфина по росту сборов не нефетегазовых доходов замечательны, но экономика РФ откровенно стагнирует, а малый бизнес и население всеми способами уходят от налогового пресса. Кто-то бросает курить сигареты, акцизы на которые выросли в три раза за последние 5 лет, кто-то закрывает свою ООО и уходит в тень. Обложить дополнительными налогами население со средними зарплатами в 400-500 долларов — это как из влажной тряпки бесконечно выжимать воду. Можно, конечно, срезать последний жирок с москвичей, но... В общем, ближайшие 2-3-4 года покажут, кого не вынесет евразийский Боливар.

Comments System WIDGET PACK