Похвальное постоянство

Российские военные эксперты рассказали о целях перманентной милитаризации в северной Евразии.
01.01.2018
Главный редактор журнала «Арсенал Отечества», полковник запаса Виктор Мураховский в интервью газете "Известия" объяснил некоторый провал Государственной программы развития вооружений до 2020 года (ГПВ-2020), рассказал про необходимость в новой, третьей по счету программе (ГПВ-2027), мимоходом дав понять лопоухим аборигенам, для чего и зачем существует несоветская Федерация:

— Что вообще кроется за термином «современное вооружение»?

— У нас, на самом деле, есть отраслевой стандарт, в соответствии с которым современный образец вооружения определяется как «превосходящий лучшие зарубежные аналоги или не имеющий аналогов». Но это определение оказалось настолько затаскано в сообщениях пресс-служб и СМИ, что перестало восприниматься всерьез.

Между тем от наполнения данного термина зависит довольно многое — в частности, учет (или не учет) техники, прошедшей модернизацию, в качестве современной. В конечном счете сравнение техники с зарубежными аналогами проводится с помощью коэффициентов военно-технического уровня. Определением этих уровней занимаются заказывающие управления и НИИ. Чаще всего они не сообщаются публично, и многие эксперты регулярно воспринимают эту закрытость как попытку выдать за современный образец то, что им не является
.

Это очень интересный и важный для понимания отрывок интервью полковника Ресурсной Федерации. Если сепарировать словесный и бумажный спам в северной Евразии, то на поверхности останутся лишь несколько смысловых камней: развитие Арктики и Дальнего Востока — тут все понятно, это добыча и вывоз сырья, а также перманентное "повышение обороноспособности". И цели вот этого действия остаются не совсем понятными. То есть, аборигенов с детства "лечат" парадами, патриотическими кричалками и призывами дать в ухо стратегическим зарубежным партнерам, но не ясно, с кем соревнуется Ресурсная Федераци. Кто ее враг, кто хочет на нее напасть и главное — зачем? Чтобы разбомбить нероновированные хрущебы? Захватить мифические "природные богатства" Сибири, от месторождений большинства из которых до ближайших потребителей — от 5-6 тысяч километров по горам, тайге и пустыням? И главное, откуда попрет супостат?

С запада РФ окружена поясом государств, которые по отдельности в военном отношении ничего из себя не представляют, а некоторые из них даже являются формальными союзниками (вроде Белоруссии) или вовсе нейтральными (Финляндия). Есть еще блок НАТО, но соревноваться с ним и его бюджетами (250 миллиардов долларов в год без учета США и Канады) — как-то глупо. Особенно, если у вас в странах НАТО находятся еще семьи, счета, недвижимость и так далее.

На Северном Кавказе угроз от Армении (союзник), Грузии или Азербайджана (крупный покупатель российского оружия) тоже нет. Казахстан — союзник РФ по ОДКБ, с Монголией и Китаем никаких противоречий не наблюдается (если не обращать внимания на петушиные вопли московских евреев о скором захвате Поднебесной грязного Биробиджана и куска вечной мерзлоты вокруг него). Единственная "проблема" — это Япония, имеющая территориальный спор с Москвой. Армия и флот Страны Восходящего Солнца очевидным образом готовятся к возможному блицкригу на Тихом океане. Но в РФ на развитие Тихоокеанского флота сил и средств явно не хватает.

Поэтому заключение военного эксперта интересно тем, что прямо названы конкреные задачи бесцельной внешне милитаризации северной Евразии: это производство вооружений, не уступающих или превосходящих зарубежные аналоги. Выглядит как абсурд, но это действительно цель. В ходе интервью эксперт даже гордится тем, что экономически слабая РФ "соревнуется" с самими США:

С другой стороны, сейчас можно констатировать, что России удалось сохранить самостоятельное производство всей номенклатуры техники, необходимой для оснащения Вооруженных сил. В этой лиге вообще только два игрока на планете. Только мы и США сохраняем у себя производство всей линейки, больше никто.

Действительно, при таких словах ощущаешь гордость за страну, в которой минимальная зарплата составляет около 100 долларов, а число живущих за гранью нищеты людей (то есть, меньше концлагерного "прожиточного минимума") составляет только по сухой официальной статистике более 22 миллионов человек. И конечно, такой стране просто необходимо соревноваться с экономическим и технологическим лидером нашей планеты в милитаризме. Однако, будет неверным обвинить в безумной битве Эллочки Людоедки и Вандербильдихи только путинский режим. На самом деле, пост-советская история северной Евразии радует завидной преемственностью (как портреты "евразийская резня бензопилой" поляка Феликса Дзержинского в кабинетах нынешних гебистов). Ведь идея о том, что эта территория будет превращена в перманентный военный лагерь с военно-мобилизационной экономикой, задача которой — производить оружие хотя бы не хуже мировых образцов, была закреплена еще в 20-х годах прошлого века.

Еще в 1924 году в самый разгар НЭПа начальник Главного управления военной промышленности ВСНХ СССР П.И. Богданов и профессор В.С. Михайлов так сформулировали задачи ВПК в структуре советской индустрии (это мнение было представлено в их докладе «Об организации военной промышленности», который слушался в Реввоенсовете, Совнаркоме и СТО в марте 1924 года, а затем сыграл значительную роль вообще в плане индустриализации страны):

«…для подготовки промышленной базы к войне необходим комплекс военно-промышленных предприятий, способных независимо от уровня технико-экономического развития гражданских отраслей производить предметы вооружений и боевой техники на уровне мировых стандартов».

Феномен страны, неспособной самостоятельно произвести туалетную бумагу, но клепающей как сосиски подводные лодки и стратегические баллистические ракеты с разделяющимися головными частями, думаю, известен всем. Причем это касается не только СССР-РФ. Подробнее о том, как и для чего в СССР создавалась военно-мобилизационная экономика, как была устроена пирамида индустрии, можно почитать здесь, затем тут и еще там

В современной Федерации, кажется, в последний год-два делается упор не просто на милитаризацию (она идет по нарастающей с 2005 года), но и на создание в том или ином виде полноценной военно-мобилизационной экономики. Хотелось бы как-то иначе расценивать слова кремлевских гауляйтеров, но 22 ноября прошлого года резидент РФ "Путин" прямо сообщил, что это не фантазия:

Все крупные частные и государственные предприятия России должны быть готовы к оперативному переходу на военные рельсы и увеличению объемов производства военной продукции.

По словам главы государства, способность экономики быстро наращивать выпуск оборонной продукции в нужное время является одним из важнейших условий обеспечения военной безопасности государства. «К этому должны быть готовы все стратегические и просто крупные предприятия, независимо от форм собственности», — сказал Путин на совещании по вопросам военно-промышленного комплекса, во время которого обсуждались прошедшие в сентябре этого года военные учения.

В 2015-2016 годах эта тема подробно обсуждалась, напомнил президент. «Были даны соответствующие поручения по модернизации производственных мощностей, формированию резерва материальных и технических ресурсов, обеспечению перевозок войск», — отметил Путин
.

Российские эксперты тогда скептично оценили заявления резидента РФ, посчитав это пусканием пыли в глаза перед распилом 20 триллионов рублей на ГПВ-2027. О том, ошибались ли наблюдатели или же обитатели Кремля серьезны в своих намерениях, мы узнаем достаточно скоро. Возможно, даже в наступившем 2018 году.

Comments System WIDGET PACK
Почемучка Go
Чиновники | 28.12.2017
День Конституции
Политика | 12.12.2017
Баргузин заехал в тупик
Политика | 03.12.2017
Стулья разъехались
Политика | 24.11.2017
Когда настал "Курганец"
Экономика | 09.11.2017
Опасное ПРО
Политика | 13.10.2017
Упрямые Курилы
Политика | 11.09.2017
Холодная война 2.0
Политика | 30.07.2017
"Сармат" не идет на взлет
Политика | 04.07.2017
Беспилотный патриотизм
Политика | 06.06.2017